Статьи > 2018 > Март > 14 > «Надёжней, чем любой стартап». Основатель CactusSoft открыл свою мебельную фабрику

Статьи про мебель и мебельные фирмы

«Надёжней, чем любой стартап». Основатель CactusSoft открыл свою мебельную фабрику

«11 лет в ИT позади: я, наверное, единственный, кто сменил свою ИТ-компанию на свою мебельную фабрику», — написал в конце декабря прошлого года на странице в Facebook Андрей Решетин. Незадолго до этого компания CactusSoft была продана бельгийским партнерам, и её соучредитель Андрей открыл производство крафтовой мебели. Он уверен: новый бизнес надёжнее, чем любой стартап в ИТ, ведь «выстреливает, в лучшем случае, 1 из 10 tech-стартапов, а здесь я вижу гораздо более радужную перспективу», — признаётся Решетин.

— Почему после десятка с лишним лет в ИТ-индустрии вы занялись мебелью?

— Всё началось со строительства загородного дома — Вера (жена Андрея и директор CactusSoft Вера Решетина — прим. dev.by) хотела сделать брутальный интерьер. Я продумал дизайн, но оказалось, что мебель с элементами лофт — такую, как нам хотелось — не так-то просто найти: все производители без исключения предлагали громоздкие неразборные конструкции. Внести такую вещь в дом тот ещё квест. Помню, я заказал такой двухметровый стол для переговоров в офис CactusSoft. Пока его принесли, столько всего перебили!

В итоге мебель нам делали сварщики, что работают в гараже. Я пришёл к ним со своими набросками, объяснил на пальцах — здесь согнуть, здесь приварить. Работа была очень кропотливой — даже ручки и крючки делались вручную. Но я так и не остался полностью доволен результатом. Тогда я загорелся идеей организовать фабричное производство и выпустить свою мебельную коллекцию. Ведь ни один гаражный мастер не сделает столь же профессионально, как фабрика. Захотелось достичь в этом совершенства, сделать на уровне лучших мировых брендов, а не «Made in garage».

— В каком сегменте продвигаете Black Owl?

— Мы выбрали для себя люксовую нишу: Black Owl — это крафтовая мебель, которую мы запускаем в массовое производство, уделяя при этом внимание каждой детали. Здесь очень много ручного труда. Конечно, простому потребителю часто непонятно, почему наш стол стоит дороже, чем тот, что сварили на предприятии, делающем козырьки для подъездов и ограды. «Ведь стол и в Африке стол». Но Black Owl — это авторская разработка с уникальным подходом к качеству материалов и готового продукта.

Главное отличие нашей мебели — её можно разобрать от и до: отвинтить буквально каждую деталь, сложить всё в ящик, упаковать — и перевезти с одного адреса на другой. Почти никто в мире так не делает: это сложно. Нужно оттачивать буквально каждый миллиметр конструкции, а это в 5, а то и в 10 раз сложнее. Поэтому мы и купили профессиональное оборудование — специальные столы со всеми элементами фиксации: здесь важен каждый миллиметр. Если где-то хоть какое-то упущение — стол или шкаф уже сложен в сборке. А принцип Black Owl в том, что мы делаем хорошую мебель, которую также легко собрать, как мебель из Ikea, — чтобы даже домохозяйка могла с этим справиться.

— В интервью российскому The Village вы отмечали: «Самая глобальная сложность в нашем бизнесе — поиск программистов. Гораздо проще найти клиента». А как обстоят дела с наймом сотрудников в мебельном бизнесе?

— Хороший мастер всегда найдётся — был бы заказ. Но как человека, столько лет работавшего с программистами, меня сначала поражало, что здесь всё наоборот: ищут тебя.

За полгода работы в мебельном бизнесе я понял, что в Беларуси можно смело начинать любые стартапы, связанные с производством. В чём-чём, а в хороших руках недостатка точно не будет. Мой случай тому подтверждение: люди, которых я нашёл, оказались настоящими мастерами своего дела — из тех, что «блоху подкуют». И к тому же очень ответственными.

— Всё-таки вы пришли из другой индустрии: возникали ли из-за этого трудности на первых этапах?

— Основные наши трудности, как ни странно, связаны с отношениями с арендодателем — крупным государственным холдингом. Цех мы снимали ещё летом. Расписывая сказочные условия, арендодатель заливался соловьями: «Зимой, — обещал он, — в цехах будет даже жарко».

Мы подписали договор. И уже пару месяцев спустя стало понятно: сказка-то страшная. Крыша в цеху как дырявое ведро. Из-за того, что она протекает, портится оборудование, ржавеет металл. Пришла зима — и обратите внимание на градусник: там +8, в мороз ещё холоднее — работа просто останавливается. И при этом счёт за отопление в прошлом месяце в пересчёте на доллары составил почти 1,5 тысячи.

Я начал разбираться, почему так много, — в итоге выяснил, что площадь, указанная в «платёжке», в 2 раза превышала реальную. И ладно я — у меня есть финансовый задел. Но здесь ведь снимают помещения и ребята, которые в свой бизнес вложили последнее. Для них-то это будет разорением!

— Почему вы не разорвали договор с заводом и не перевезли производство в другое место?

— Я попытался — мне отказали, сославшись на то, что договор аренды составлен на 3 года. Я выдвинул претензию, в которой указал, что арендодатель грубо нарушает мои права. В ответ тишина, словно «Гражданский кодекс» для них не существует.

Это какие-то временщики — им и дела нет до репутации завода, на котором они работают (после 11 лет в ИТ даже не верится, что такое бывает). Многие моложе меня, но ведут себя, как старая советская номенклатура. На днях я вызвал к себе в цех санстанцию — их сотрудника просто не пустили на предприятие.

Впрочем, я не намерен отступать: я написал несколько писем в вышестоящие инстанции — посмотрим, как будут развиваться события.

dev.by обратился за комментарием к начальнику отдела недвижимостью холдинга «Горизонт» Андрею Дикуну. Он отказался обсуждать ситуацию по телефону, предложив отправить письменный запрос на предприятие, и пообещал «рассмотреть его в установленном порядке».

— «Не надейтесь, что ваша компания быстро вернёт вам затраты, — продолжайте вкладывать в её развитие и ждите результата», — отметили вы в интервью четырёхлетней давности. Готовы повторить эти слова сегодня?

— Готов! Мне кажется, в бизнесе, как в море: нельзя сдаваться, опускаться на дно — нужно плыть, барахтаться изо всех сил, но выплывать. И в какой-то момент покажется берег.

— Вы ждали три года, пока CactusSoft выйдет на окупаемость. Как скоро, по вашим расчётам, начнёт приносить прибыль Black Owl?

— Фабрика уже окупается. В этом году мы планируем выйти в плюс — число заказов, которые приходят даже через Instagram, неуклонно растёт.

— Кто ваши покупатели?

— В основном белорусы. Также у нас есть единичные заказы из Бельгии и Дании. Интерес к Black Owl высок, но европейцев сейчас отталкивает стоимость доставки, которая может доходить до 700 евро. Для дизайнерской мебели это, конечно, немного, но ведь бренд ещё недостаточно раскручен.

Сейчас мы активно ищем дилеров, которые могли бы представлять Black Owl в Европе, и есть кое-какие результаты.

— Вы сами продумывали дизайн первой коллекции Black Owl?

— Дизайн — да. С технической составляющей в чём-то помогали сотрудники: у нас в Black Owl очень хороший конструктор. Она не просто интересуется тем, что делает, а по-настоящему живёт этим.

— Как часто вы планируете обновлять мебельную коллекцию?

— У меня идей уже на 5 коллекций, но их проработка требует времени. К тому же, пока первая коллекция не раскручена, — нет смысла запускать вторую. Думаю, мы сделаем её не раньше, чем через полгода-год.

— За полгода работы в Black Owl вам самому приходилось браться за инструмент?

— Нет, не доводилось — у меня других задач хватает. Хотя я мастеровитый: в детстве дедушка многому меня научил.

— Вы изучаете то, что делают другие?

— Конечно, потому что в этом деле важна насмотренность: так ты избегаешь повторов. Пересечения, безусловно, будут — людей часто вдохновляют одни и те же вещи. Я, например, люблю подмечать детали. Могу идти по улице — и, остановившись, надолго задержаться у необычной двери в Лондоне. Или «застрять» на полчаса у моста: мне очень нравится их фотографировать.

Но я категорически против копирования. На мебельных сайтах нередко пишут: «аналог дивана Cenova от BoConcept» или ещё какого-то. Мне же интересно создавать своё. Мы даже по заказу не работаем — только в рамках коллекции.

— Вы также проработали дизайн упаковки...

— Да, мы упаковываем все изделия в чёрные деревянные ящики, чтобы человек открыл красивую коробочку — и получил «iPhone». Я хочу, чтобы наш покупатель был так же счастлив.

— Ваши сотрудники говорят, что вы «перенесли в мебельное производство принципы работы в ИТ». Какие, например?

— Мы не работаем «от звонка до звонка», как на других предприятиях. Сотрудники Black Owl сами подбирают рабочий график: для меня главное — выполнение задач и горящие глаза.

Моих ребят очень впечатлило, что с первых дней у них в цеху был кофе. В ИТ-компании это само собой разумеющееся: кофе-машины может не быть в кабинете у директора, но у сотрудников она будет, — по крайней мере, так было у нас в CactusSoft. А на заводе всё наоборот: и кофе, и даже тепло — всё только в кабинетах у начальников.

Дев Бай Медиа

14.03.2018

Интернет-каталог «Мебель России» Вход
 
Платный доступ к Базе

Ваш e-mail:  

Пароль:  

Забыли пароль?    

Модена
Мебель
Мебель
СПб Севзапмебель
Мебель
Детские кроватки
Мебель
Лемос-Манн Групп
Яндекс.Метрика