Статьи > 2015 > Июнь > 11 > Николай Послухаев: «Я не верю, что в нашей стране будут кластеры»

Статьи про мебель и мебельные фирмы

Николай Послухаев: «Я не верю, что в нашей стране будут кластеры»

Глава «Мебели Черноземья» рассказал интернет-газете «Время Воронежа» о развитии отрасли во время кризиса

С момента ввода санкций в отношении России со стороны Запада, федеральные власти активно продвигают политику замещения импортных товаров на отечественные. Буквально на днях Минпромторг и Минфин заявили о намерении активизировать работу в этом направлении. Специалисты разработали около 20 отраслевых планов.

Отечественные предприятия просили поддержки у государства уже давно. Однако о местных производителях вспомнили только, когда возникла острая необходимость. Чтобы внимание властных структур оказалось приковано к российским бизнесменам, должен был случиться переворот на Украине. Правда, теперь многие отрасли оказались настолько в запущенном состоянии, что заменить импортную продукцию полностью практически невозможно.

Что касается Воронежской области, то губернатор Алексей Гордеев в программе по импортозамещению сделал ставку на аграрном комплексе. Надо сказать, что с сельскохозяйственной и животноводческой продукцией у нас проблем, на самом деле, нет. Регион даже периодически прикармливает Москву. Но с другими отраслями дело обстоит немного иначе. К примеру, местные власти никогда не заявляли о намерении развивать производство предметов быта, к примеру, мебельную продукцию.

О том, как сегодня развивается эта отрасль рассказал владелец холдинга «Мебель Черноземья», депутат областной думы, председатель комитета по промышленности, транспорту и связи Николай Послухаев.

Сырьё для производства мебели закупают за границей

- Мне бы хотелось, чтобы в этой отрасли было импортозамещение. Но в нашем регионе, впрочем, как и во всей России, к сожалению, с этим большие проблемы. Многие необходимые компоненты приходится закупать за границей: лаки, фурнитуру, сырьё и т.д. У нас это стоит гораздо дороже, чем, например, в Италии. В перспективе импортозамещение возможно, но этому надо уделить немало внимания. Да, конечно, есть другие отрасли, которые стоят в приоритете. В России всегда важнейшей ставили военную продукцию – класса А. Товары для дома, в том числе и мебель, входили в класс Б. В тех странах, в которых военной техники нет, на первом месте - повседневные товары. Так и получается, что выгоднее закупать некоторые составляющие мебели за границей.

- Как на развитии мебельной промышленности отразилась политическая ситуация на Украине?

- Неокрашенные стулья и шпон (древесный материал) было проще получать из Львова, там есть лес, есть мощности. Получалось дешевле, чем заказы из России. Сейчас поставки из соседнего государства прекратились. Шпон заказывают в Канаде. В нашей стране дуба нет, нет и мощностей. Они создаются под целевую базу. Предприниматель должен быть уверен, что и в этом году, и в следующем, и через пять лет будет сырьё.

- А как же создание кластеров, о котором в последнее время заявляют региональные власти?

- Я не верю, что в нашей стране будут кластеры. Власти хотят соединить несоединимое. На деле получается, чиновники связывают несколько фирм, и отчитываются, что это кластер. На практике же - не работает.

Примером кластера может служить китайский город Фошань. Там девять миллионов жителей. В каждом дворе они делают мебель. Центральная улица тянется 13 километров. На протяжении всей это улицы продаются комплектующие для мебели. Продавец не может поднять цену по своему желанию, иначе он разорится. Таким образом, Китай по экспорту мебели обогнал Италию, и похоронил американскую промышленность.

Воронежские леса уходят тамбовчанам

- Николай Иванович, на ваш взгляд, какие трудности существуют в мебельной промышленности в регионе?

- Нынешний начальник Управления лесного хозяйства Александр Величко уже пятый руководитель, с которым я работал. Когда хочешь получить леса в аренду, отправляют на аукцион. Недавние торги были нацелены на тамбовскую компанию. Аукцион выкупила местная контора, у которой и стула своего нет, и перепродала их тамбовчанам. В итоге, мы оттуда получаем черновую заготовку мебели. Они пилят деревья здесь, а налог с прибыли платят в бюджет Тамбова. Компания стала практически монополистом – 35 тысяч кубометров заготовки.

Я не могу конкурировать, например, с компанией московской, где делают только декор. Стоимость сырья 5%, зарплата 45%, а прибыль 50%. Платят налоги они в Москве. А у меня мебель только из натуральной древесины.

20 лет назад я создал свои производственные мощности. Закупили пять итальянских сушилок. Тогда сушили 400 кубометров, сейчас – 80. Возможности делать больше, попросту нет. Кубометр заготовки при этом стоит 30 тысяч.

В Германии в лесу нет ни одного поваленного дерева. У нас в лес нельзя зайти, они там повсюду. Деревья будут гнить, но даже если попросить, нам их ни за что не отдадут. Всё только через аукцион. Все, как бы правильно, все выполняют законы. Поэтому мы живем так, как живем.

Россия отстала от Европы по уровню производства

- Вы часто бываете за границей на выставках мебельной продукции и семинарах. Как обстоит дело с развитием отрасли в зарубежных странах?

- У меня на предприятии трудятся 1,2 тысяч человек. Но, к примеру, в Германии сотрудников может быть около 10, а производительность труда такая же. Там один человек может выполнять работу и погрузчика, и кладовщика. Наша производительность труда по сравнению с немецкой в 10 раз ниже. К примеру, фирма делает 600 тысяч кухонь в год, отгружая примерно 2,8 тысячи в день. На производстве работают 2 800 сотрудников. То есть ежедневно каждый работник выпускает по набору кухни. При этом там нет склада готовой продукции. Не надо иметь большое количество людей. Тенденция не сокращать рабочие места была во времена безработицы.

- Почему подобную практику невозможно ввести в России?

- Основная проблема в нашем национальном менталитете, а еще некоторые нюансы законодательства. И с этим ничего не поделаешь. Бывает брак на производстве, мы за это наказываем, а люди не понимают, что они сделали. К примеру, положил в пакет не левый и правый бок, а два одинаковых. Потом эта кухня уедет в Новосибирск, затем в Барнаул, а потом покупателю на сборку. Какое впечатление будет у человека, который заказал у нас товар? А если за месяц не заменят часть, то с нас ещё и штраф возьмут. Боремся с нарушениями различными способами. Есть люди, которые понимают, раз ошибся, и дальше будут внимательней. Есть и те, кто систематически нарушает. К примеру, недавно мы уволили сотрудника, который пришёл в 8 утра на работу пьяным. Он написал «по собственному». Дальше он пойдёт на другой завод, и, конечно, не скажет в чем истинная причина увольнения. И на новом рабочем месте продолжит пить. В Италии, например, новый работодатель не трудоустроит человека без характеристики с прежнего места работы. Если человек один раз попался на воровстве, то ему надо будет сменить страну, чтобы получить новую работу. В России люди спокойно устраиваются в другие места.

Автор: Евгения Ольминская

Время Воронежа

11.06.2015

Интернет-каталог «Мебель России» Вход
 
Платный доступ к Базе

Ваш e-mail:  

Пароль:  

Забыли пароль?    

Модена
Мебель
Мебель
СПб Севзапмебель
Мебель
Детские кроватки
Мебель
Лемос-Манн Групп
Яндекс.Метрика