Статьи > 2015 > Февраль > 17 > «Мы стали лидерами отрасли не благодаря, а вопреки»

Статьи про мебель и мебельные фирмы

«Мы стали лидерами отрасли не благодаря, а вопреки»

Почему за четыре года своей работы мебельная фабрика «Ивна» не приобрела в Адыгее ни одного кубометра леса для своей работы?

Строительство фабрики корпусной мебели «Ивна» в поселке Яблоновском Тахтамукайского района началось практически с нуля 10 лет назад. Для этой цели была куплена стройплощадка, на которой не было никаких коммуникаций. Для решения инфраструктурных вопросов были запроектированы и построены линии электропередач высокого и низкого напряжения, трансформаторная подстанция, газопроводы среднего и низкого давления, ГРП, проведены водопровод и местная канализация. Помимо этого, изготовлены проекты и завершено строительство нескольких корпусов зданий, и эта работа продолжается.

— По нашим планам строительство фабрики должно пройти в три очереди. Первая очередь завершена в 2011 году, вторую планируем запустить в 2018 году, а третью, заключительную, ввести в эксплуатацию в 2022 году, — говорит учредитель предприятия Иван Капитун.

После пуска первой очереди фабрика изготовила свою первую продукцию.

И вскоре на 25-й Московской международной выставке «Мебель-2013» она завоевала четыре золотые медали и дипломы первой степени за качество продукции в номинации «За высокие потребительские свойства товара», продемонстрировав оптимальное соотношение цены и качества и войдя в число лидеров отечественного производства мебели. В следующем году, уже на 26-й Московской международной выставке, фабрика закрепила свой успех: она стала лауреатом в номинации «Баланс цены и качества», и ей был вручен диплом.

Между тем фабрика «Ивна» работает в таком сегменте, куда далеко не каждый производитель мебели рискнет войти, считает Иван Капитун. Она выпускает продукцию из массива ясеня и дуба на потоке. Технологический процесс ее производства сложный, длительный, трудоемкий и затратный. По сравнению с производством мебели из ДСП, МДФ и другого искусственного сырья, замешанного на химических материалах, производство мебели из массива ясеня и дуба требует во много раз больше технологических операций, ручной работы, сложных станков и оборудования, в том числе с числовым программным управлением.

В результате для производства такой мебели необходимо строить значительно больше цехов, иметь внушительный состав различных квалифицированных специалистов. Но из-за более высокой цены на такую продукцию емкость рынка этих изделий гораздо меньше, что сказывается на реализации мебели — она связана с дополнительными затратами и трудностями. Тем не менее фабрика добилась весомых достижений. И, по словам Ивана Капитуна, не благодаря, а скорее вопреки тем условиям, которые предоставлены в стране для организации и ведения бизнеса.

Сегодня у кого-то наша страна ассоциируется с сырьевым придатком государств с развитыми экономиками. В начале 90-х годов прошлого века Россия попала в сложнейшую экономическую ситуацию, связанную с катастрофической нехваткой средств в бюджете и оборотных средств на предприятиях. Это произошло из-за развала единой страны на независимые государства и разрыва экономических связей. Пока позволяли сырьевые ресурсы, промышленные предприятия независимых государств выпускали продукцию, но оперативно сбыть ее и тем самым пополнить свои оборотные средства они не могли. И тогда они стали отгружать продукцию без оплаты на инкассо, но в результате получали неплатежи, которые привели предприятия к остановкам. А экономически развитые страны, которые раньше за валюту и в больших объемах с удовольствием закупали в СССР ту же мебель из массива, начали организованный бойкот наших товаров. И, ссылаясь на низкое качество, не соответствующее их стандартам, в одночасье перестали закупать нашу мебель. В результате российские производители оказались в глубоком кризисе, а молодой российский рынок стал всецело работать на чужую экономику, возвращая им назад наши нефте-, газо- и лесодоллары.

— Сегодня на Кубани и в Адыгее вместо мощных когда-то объединений «Дружба», «Кубань», «Краснодар» и «Кавказ» сверкают торговые и развлекательные центры, склады для аренды. Лишь несколько маленьких цехов выпускает продукцию в Майкопе. Но так не должно быть! Россия — самая богатая страна в мире. Но вот использовать эти богатства для развития экономики и повышения благосостояния людей мы пока не научились, — говорит Иван Капитун.

Что составляет основное богатство нашей страны? Это земля, водные ресурсы и недра. Земля в основном находится под лесами, тундрой, горами, пашней, жилыми массивами и производственными зданиями. В состав водных ресурсов входят океаны, моря, озера, реки, плавни, болота. Наконец, к богатствам недр относятся полезные ископаемые под землей и водой. Все эти ресурсы должны работать на благо страны. Но на сегодня мы имеем возможность использовать в коммерческих целях лишь землю-пашню и землю под жилье и производство, сетует Иван Капитун. В 90-е годы прошлого столетия усилиями руководителей частных фирм и при поддержке государства были организованы эффективные предприятия в нефтегазовой и иных добывающих полезные ископаемые отраслях. И они сохранили крупные комбинаты по их переработке. Из-за высокой востребованности на мировых рынках углеводородов, продукции металлургии, цветных металлов вложения денежных средств в добычу полезных ископаемых были беспроигрышными. А потому западные банки под гарантии государства стали выделять этим частным фирмам большие кредитные ресурсы. Это позволило российскому бизнесу не только сохранить эту отрасль экономики, но и превзойти показатели советского времени по добыче полезных ископаемых.

Однако в те нестабильные годы в глубоком кризисе оказалась и такая важнейшая отрасль экономики СССР, как военно-промышленный комплекс, составляющий «хребет» всей советской экономики. И лишь благодаря титаническим усилиям некоторых руководителей и патриотов-единомышленников удалось сохранить часть ВПК. И только с приходом к власти Президента РФ Владимира Путина и изменением ситуации в мировой экономике началось постепенное восстановление военно-промышленного комплекса. Но до уровня советского периода ВПК еще далеко.

В марте 2003 года были приняты закон о частной собственности на землю и Земельный кодекс. Эти документы касались только земель под пашней, а также зданиями и сооружениями. Под действие этих документов попало не более 5 процентов от общих земельных ресурсов России, но и они сыграли колоссальную роль в развитии экономики в стране и пополнении бюджетов всех уровней. Эта земля, став товаром, была поделена на доли, выделенные в натуре между пайщиками. А земельные участки под предприятиями, зданиями и сооружениями были выкуплены у государства по доступной цене.

Кроме того, была проведена оценка этих земель, и у собственников появилась возможность продать свои земли или, заложив их в банке и получив кредит, использовать земли как средства производства. А государство, в свою очередь, под стоимость этих земель напечатало деньги, подкрепленные товаром — землей. Поэтому эта процедура не привела к инфляции, зато произошло значительное увеличение бюджетов всех уровней.

После принятия Земельного кодекса и полученного эффекта от его применения много было разговоров и о скором принятии новых Лесного и Водного кодексов. Но вот уже прошло почти 13 лет, а эти документы до сих пор не приняты. Более того, затихли и разговоры о них. Хотя, казалось бы, пример эффективного действия Земельного кодекса должен был вдохновить законодателей — благодаря ему Россия превзошла показатели в растениеводстве советских времен, несмотря на то что по разным причинам до сих пор в стране не используется почти 12 млн. га пашни.

Водный и Лесной кодексы принимать необходимо, считает Иван Капитун, это будет способствовать бурному росту экономики. А сегодня, пока не принят Лесной кодекс и у леса нет хозяина, эффективность управления им оставляет желать лучшего.

Какие еще трудности испытывает мебельная фабрика сегодня?

Прежде всего, она страдает от высокой банковской процентной ставки. Между тем на предприятии постоянно висит банковский кредит в сумме 10—15 млн. рублей, а потому план строительства производственных объектов растянут на 17 лет. Кроме того, фабрике не хватает квалифицированных кадров. Их приходится готовить самим, но это долгий и затратный процесс. Кроме того, предприятие не имеет возможности предоставить жилье своим работникам. Между тем, по мнению Ивана Капитуна, человек труда должен заработать себе на жилье на производстве, другой возможности у него просто нет. И государство обязано выделять предприятиям земельные участки для строительства жилья для своих рабочих. И фабрика готова этим заниматься. Тем самым, выполняя свой социальный долг перед людьми, можно было бы решать и кадровые вопросы.

Но главная проблема — это отсутствие сырьевой базы.

— Адыгея богата лесами, но нет эффективного управления лесопромышленным комплексом. Прежде всего, необходимо провести серьезную инвентаризацию лесных угодий, леспромхозов, арендаторов лесных массивов. Надо составить реестр деревообрабатывающих предприятий республики. А в дальнейшем закрепить отношения с леспромхозами тройственным договором. Наверное, назрела необходимость в проведении совещания с руководителями деревообрабатывающих предприятий, где можно было бы поднять и рассмотреть различные вопросы, касающиеся управления лесным хозяйством. Но пока за четыре года работы мы не приобрели в республике ни одного кубометра леса для своей фабрики. «Бегаем» с протянутой рукой по всей России, хотя лес-то рядом! Так как мы переработчики, то никаких прав на этот лес не имеем. И по чьим распоряжениям и куда он уходит в виде сырья кругляком или доской — не ведаем. Хотя, я считаю, он должен уходить через своих переработчиков готовыми изделиями по максимальной цене. Поэтому руководители деревообрабатывающих предприятий из-за отсутствия надежной сырьевой базы не уверены в завтрашнем дне и не рискуют планировать серьезное развитие своих предприятий. А вот, например, в Белоруссии серьезные мебельные фабрики имеют собственные леспромхозы. Это важнейшая из причин, которая способствовала их выживанию в 90-е и процветанию в сегодняшние дни. Заполонив российский рынок своей продукцией, белорусские производители практически уничтожили производство мебели из массива в России. Самое тревожное на сегодня то, что в связи с падением курса рубля к доллару и евро сырье в нашей стране для экономически развитых стран стало очень дешевым, и мы боимся, что возникнет ситуация, как и в 90-е годы, которая будет способствовать вывозу за рубеж леса в виде сырья. Тогда нам вовсе придется остановить свои производства. А потому у нас такое ощущение, что мы не нужны государству. Хотелось бы, чтобы на уровне Правительства России и Кабинета Министров Адыгеи был создан лесопромышленный комплекс с руководителем в ранге министра. Считаю, что в состав комплекса могли бы войти три ведомства — лесное, деревообрабатывающее и механико-станкостроительное. Последнее могло бы объединить все цеха и заводы, производящие машины, станки и оборудование для лесного и деревообрабатывающего ведомств, — резюмирует Иван Капитун. Владимир Киселев

Источник: советская-адыгея.рф

Если у Вас есть комментарии по поводу статьи, присылайте их на почту press@mebelrus.ru с пометкой Комментарий на сайт! Мы разместим все интересное после соответствующей статьи.

17.02.2015

Интернет-каталог «Мебель России» Вход
 
Платный доступ к Базе

Ваш e-mail:  

Пароль:  

Забыли пароль?    

Модена
Мебель
Мебель
СПб Севзапмебель
Мебель
Детские кроватки
Мебель
Лемос-Манн Групп
Яндекс.Метрика